Все в округе звали этот дом «профессорским». В детстве я никогда не задавал вопрос почему. Просто было ясно: этот дом профессорский. Это было заметно и по жильцам (они все были интеллигентного вида, хорошо одевались и вели себя сдержанно и даже слегка надменно), и по «экстерьеру» дома (именно так и должен выглядеть профессорский дом – профессор среди зданий). Наш дом был соседним (на углу Либкнехта и Ленина) и никак не назывался. Ну, иногда, правда, говорили «дом,
В 1941 году мне было четыре года. Мама отводила меня в детский сад на Щедрина, шла на работу, подрабатывала, где могла. Жили трудно. Однажды мама принесла свёрточек, положила на кухонный стол и разворачивает. Я бегу навстречу: «Ура, хлеб!» А это кусок мыла был. Радости? Да какие радости. Хотя, погодите: отец с фронта немецкую куклу прислал! Мама с почты принесла большую коробку. Кукла была интересная, голова вертелась и руки-ноги. И высокая! Почти с меня ростом. Окна
«Затинная 26, корпус 1 – это советский ведомственный дом. Его построили в начале 60-х, для работников Главлесхоза. В этом доме было все, что до сих пор ценится на рынке недвижимости: небольшая этажность, своя котельная, ухоженные палисадники, закрытый двор и капитальные кладовки- сараи на улице. В квартирах ванна располагалась на кухне. Но такая чудная планировка никого не смущала. Соседи устраивали совместные праздники. К Новому году жильцы дома «доставали по блату» первоклассные живые ели. Их устанавливали поближе
«Я гордился тем, что родился в сермяжной Рязани. Компенсируя космополитические убеждения, она служила якорем, соединяющим меня с землей, которую я, основательно запутавшись с отечеством, осторожно считаю родиной моего языка. Хуже, что я ничего не помню. Смутно, как в забытом сне, маячит красный ковер, самодельный торшер с лимонным абажуром, мама, читавшая нам с братом книжку – вероятно, Жюль Верна. Но может быть, как в том же сне, воспоминание смешалось с придуманным, рассказанным или вычитанным. Ковер, уже

Дом Родзевичей

Posted on 22.10.2019

0
«Я знаю этот дом с раннего детства. Я никогда в нем не жил, но он всегда был частью моей жизни. В детстве я жил недалеко от этого дома, на углу Либкнехта (Вознесенской) и Ленина (Астраханской), всего 5-7 минут ходьбы. Мы с бабушкой часто ходили в аптеку № 2 на перекрестке Ленина и Свободы (нынешнее здание камерного зала филармонии) и почти всегда заходили в обкомовский сквер напротив (в те времена я ни разу не слышал, чтобы